Рецензии на книгу «Ананасная вода для прекрасной дамы (сборник) »
Diamonds are NOT forever!

«Ананасная вода для прекрасной дамы (сборник) »

Вечерний высокогорный ветер ворчит.

Ворчит ли вечерний высокогорный ветер?

Чёртов постмодернизм, скажет злобный читатель и бросит книгу в огонь. Рукописи горят. Сказано же: горят! И не поспоришь; возьми любую книгу и попробуй сам. И дело здесь не в Булгакове, Воланде или в самом Мастере, а в современном читателе.

Если оглянуться назад, то читательский процесс довольно мощно эволюционировал за последние две тысячи лет. Начинали люди с Библии, увлекались Кораном, переходили на Гомера, плевались от Сервантеса, не дочитывали Джойса и неожиданно восторгались Донцовой. Просто обратите внимание, какая почва была разработана для Виктора Пелевина, современной светочи русской литературы.

И что сказать? «Ананасная вода для прекрасной дамы», дихотомически созданные и последовательно сложенные произведения на различные по актуальности темы. Не гиперроман, не метатекст; возможно ли, в какой-то момент склеенная особым пелевенским клеем ультрапроза русского пространства? И не проймёшь Пелевина лично, что он написал.

Если выносить из названия частей слова, то легко заметить: сборник прекрасная инсталляция на тему богов и механизмов. Кастанеда, Андреев-младший, Блейк и Блаватская, Платон и Аристотель, стоики, туги-душители, христианство и однополая мораль добра и зла. Если продолжить, то: мессианство, технологическая сингулярность, искусственный интеллект, неодинарная мораль, заповеди, политическая модель мира, и как всегда, дзен, буддизм, мистицизм. Полный набор для частичного погружения в Пелевина. Не забывайте про трансцендентность и ироничную модель потустороннего и неизведанного бытия.

Не взламывая субреалии книги, легко догадаться, что над божественным и трансцендентным Виктор Пелевин смеется. Боги умерли, а шарлатаны остались – вот так легко можно охарактеризовать первые две повести сборника. «Операция «Burning Bush» увлекательная политическая мистерия, как власть подменяется на слепую веру и силу. «Зенитные кодексы Аль-Эфесби» невероятная мистификация из человека в Боги; без механизмов тут и вовсе не обошлось. Сделать легко и проследить линию мышления самого автора: Боги и есть продвинутые технологии. Так есть и в первой повести и следом во второй.

Во второй части сборника, Пелевин подменяет понятия богов и механизмов. Если первая превращала Бога в механизм, то вторая делает из механизма Бога. Трансцендентный опыт для мозга героев оставшихся трех повестей, является подлинным. Разница опыта отсылает нас к РАУ, Хаксли, Лири и прочих любителей психоделических экспериментов. Отличить трип от реальности для головного мозга в пик активности, и так довольно сложно. Главный герой «Созерцатели тени» погружается в платоновские идеи обуреваемый каким-то злокачественным трансом; «Тхаги» – заодно и лучшее произведение сборника – представляет собой без скромности интеллектуальный трип о культе богине смерти; «Отель хороших воплощений» и вовсе не хочет быть общей картинкой механизма, надламывая суть духовного опыта.

Любопытно в сборнике то, что Пелевин верен себе: постмодернизм у него явный, хоть и немного попсово-клиповый. Фантастическая часть сборника воспринимается скорее как именитый в рецензии трип – быстрый и яркий.

Отличный, симпатичный и увлекательный сборник от ведущего мастера словесности. В очередной раз стоит убедиться, что у Пелевина есть отличный запал и множество снарядов.

Вердикт: остросоциальный, трансцендентный, категоричный и неполиткорректный сборник с чистым незамутненным пелевенским слогом и ярким примером качественной литературы.