Все цитаты из «Македонская критика французской мысли»
Diamonds are NOT forever!

Все цитаты из «Македонская критика французской мысли»

Македонская критика французской мысли

...Где проходит реальная граница между жизнью и смертью?...Тогда ли, когда, пропитываясь окружающим нас ядом, трансформируется душа и на месте одного человека постепенно вызревает другой? Ведь при этом исчезает прежняя личность. ("Бубен нижнего мира")

Македонская критика французской мысли

Для обученного необходимой методологии человека ничего не стоит придать реальность как еврейскому заговору, так и, например, троцкистско-зиновьевскому блоку, и хотя эта реальность будет временной, но на период своего существования она будет непоколебимой и вечной. Ведь все наши понятия - продукт общественного соглашения, не более... ("Оружие возмездия")

Македонская критика французской мысли

Иногда мне кажется, что есть часть души, которая все время спит и только летней ночью на несколько секунд просыпается, чтобы выглянуть наружу и что-то такое вспомнить, как оно было - давно и не здесь... ("Тарзанка")

Македонская критика французской мысли

Когда множество людей верят в реальность некоего объекта (или процесса), он начинает себя проявлять: в монастыре происходят религиозные чудеса, в обществе разгорается классовая борьба, в африканских деревнях в назначенный срок умирают проклятые колдуном бедняги, и так далее - примеров бесконечно много, потому что это основной механизм жизни. ("Оружие возмездия")

Македонская критика французской мысли

Мы странно устроены, размышлял я, мы видим только то, что собираемся увидеть - причем в мельчайших деталях, вплоть до лиц и положений, - на месте того, что нам показывают на самом деле, как Гумберт, принимающий жирный социал-демократический локоть в окне соседнего дома за колено замершей нимфетки. ("Ника")

Македонская критика французской мысли

Здесь и кроется разгадка посмертного исчезновения советского народа. Плезиозавр, плескавшийся в море там, где ныне раскинулась Аравийская пустыня, сгорает в моторе японской "Хонды". Жизнь шахтера-стахановца тикает в бриллиантовых часах "Картье" или пенится в бутылке "Дом Периньон", распиваемой на Рублевском шоссе.